Эстетика Берлинской cтены.

Замки на Берлинской стене

Банальность архитектурного объекта. Карта Берлинской стены

Берлинская стена в качестве строительной конструкции включала в себя целую систему заграждений, состоящую из десяти элементов. Культуролог Олаф Бризе в интервью газете «Франкфуртер Рундшау» анализирует архитектурную конструкцию Берлинской Стены: целесообразность и крикливость, величие и ветхость.

Интервью ведёт Андрэа Андрисевич, перевод с немецкого: © Андрей Седов

Стена – символ разделения.

Ретроспектива: Берлин, август 1961 года. Под вооружённым контролем народной полиции на границе американского и советского секторов (в районе Потсдамской площади) рабочие возводят стену высотой в человеческий рост. Незадолго до этого, утром 13 августа 1961 года, вооружённые силы ГДР строят уличные заграждения из колючей проволоки в направлении Западного Берлина. Причина перекрытий: из ГДР в массовом порядке бегут люди – стена должна стать сдерживающим фактором постоянно увеличивающегося потока беженцев на Запад. (12 августа 1961 года Совет министров ГДР постановил: «В целях предотвращения враждебной деятельности реваншистских и милитаристских сил Западной Германии и Западного Берлина на границе с Германской Демократической Республикой, включая западные сектора Большого Берлина, вводится стандартная система контроля, принятая на границах всех суверенных государств» – прим. переводчика.)

Вы работаете над книгой о Берлинской Стене, в которой вы анализируете необычные аспекты: эстетику и архитектуру. Не хотите ли Вы часом изобразить разделявшую Германию пограничную стену как произведение искусства?

Нет. Я анализирую её как архитектурную конструкцию. Как и все строительные объекты стена отличается специфическими архитектурными особенностями и присущей ей эстетикой – при чём понятие «эстетика» в научных трудах давно уже является не только наукой о прекрасном, но и об уродливом, ужасном и т.д. До сих пор в ходе политически окрашенного дискурса Берлинской стены этими аспектами пренебрегали. Поэтому я попытался проработать и обновить историю строительства Стены путём изучения до сих пор не поднятых строительных и военных архивов пограничных войск ГДР.

Как именно планировали возводить Стену?

Если говорить о Берлинской стене, то речь идёт о целой системе заграждений. Сама стена была лишь одним из десяти составляющих элементов. Сначала построили обращённую на Запад внешнюю часть стены, следы которой сегодня сохранились на улице Бернауэр Штрассе. Затем следовали противотранспортные траншеи, мотки колючей проволоки, рогатки (заграждения из перекрещённых и сваренных между собой металлических балок – прим. переводчика), затем следовал колонный путь, сигнализационное ограждение под слабым течением тока, проволочная сеть на низких кольях, и т. д. Завершала эту систему внутренняя часть стены со стороны Восточного Берлина, сегодня её остатки находятся на Ист-Сайд-Гэллери (Галерея Стены – прим. переводчика). Между двух стен находилась так называемая «полоса смерти». И ещё: перед внутренней стеной находилась система защиты: зона безопасности.

Руины берлинской стены
То, что Вы сейчас описываете – это «Пограничная Стена 75», которая возводилась начиная с 1976 года?

Это Стена, которая укрепилась в культурологической памяти: белая, гладкая, с затёртыми швами. Бетонная эстетика. В отличии от первой на скорую руку «сварганенной» стены, эта Стена была изготовлена в заводских условиях, из вертикально стоящих бетонных плит. Только благодаря своей структуре в ней присутствовала геометрическая, нормированная и серийная эстетика. Я называю это Эстетикой однородности и целесообразности. Способ строительства очень простой – без прикрас, что отвечает современным архитектурным концепциям. Его можно отнести к Эстетике стиля Баухаус.

Вы думаете, конструкторы хотели эстетизировать Стену?

Это не являлось приоритетом, даже не смотря на то, что в документах то и дело упоминается «представительный и отвечающий высоким требованиям» внешний вид. Параллельно учитывались экономические и структурно-политические критерии. Военные прежде всего обладают прагматичным мышлением. Им нужны свободная видимость, зона обстрела, яркий свет, чтобы видеть перебежчиков. Они были заинтересованны, чтобы Стена была как можно однообразнее.

Однообразие на пользу архитектуре власти?

Да, Стена отражала не только архитектуру власти, но и архитектуру смерти. Она отражала власть, поэтому я, опираясь на Канта, говорю здесь об Эстетике возвышенного: в данном случае – архитектура власти, которая притягивает и отталкивает одновременно. Она порождает определённый эффект притягивания – оперирует слиянием большого и малого: маленькая личность в сравнении с великой архитектурой или даже бессильная личность перед господствующей архитектурой. Существующий в общественно-политической жизни феномен подчинения распространяется в рамках эстетики и на архитектуру: эстетическое подчинение господствующей архитектуре. Но одновременно этот феномен подталкивает и к сопротивлению. Однако приведённая мною эстетическая характеристика имела действие только в отношении Западного Берлина.

Каково же было эстетическое влияние на Востоке?

Там Стена в эстетическом плане не была таким уж существенным фактором. Весь фокус состоял в том, что, находясь за защитной зоной, она была ещё и занижена. За пределами центра города зона безопасности могла достигать ширины в один километр и, поэтому Стены просто не было видно. Конечно же Зона являлась буферной территорией против перебежчиков, но была и другая причина: пограничную Стену вообще не должно было быть видно. За неё было просто стыдно. Поэтому на Востоке не было общественной дискуссии на тему Берлинской Стены, была лишь Эстетика отсутствия.

Потсдамская площадь

Но в центре Берлина стену то было видно…

Да, потому что здесь территория зоны безопасности могла достигать всего лишь 50-100 метров. Внутреннюю Стену было видно. А с высоты телебашни можно было вообще увидеть всё. И всё же на Востоке Стена табуировалась. Её даже называли по другому: антифашистское оборонительное ограждение. Тема Стены вообще не упоминалась за исключением празднования 13 августа как дня, в который был положен конец капиталистическим проискам. Кроме фотографий, на которых в этот день изображена только стена из стройных мужских рядов, других снимков Стены опубликовано не было.

Но ведь была же фотография, сделанная у Бранденбургских Ворот…

…с цветочными горшками и садовыми оградами перед ними, причём очень грубо сфабрикованная: кузница искусства, так сказать! Она должна была демонстрировать ограду-идиллию – эстетика безвкусицы. Но кроме этой фотографии эстетика Берлинской стены работала только в «западном» направлении. Однако самое смешное при этом: изображения Стены видели на Востоке по телевизору, и визуально Стена в конечном счёте воспринималась так же как и на Западе.

Вы утверждаете, что Стена упала ещё до 1989 года.

В первую зиму, с наступлением первых морозов. Первые 20 метров Стены обвалились в центре Берлина ещё 11 января 1962 года, затем и на других участках. Ничего удивительного: без фундамента, без кровли, без гидроизоляции – полный бардак! И такие недочёты встречались с самого начала, когда ещё стояла временная каменная кладка. Но и на последующих этапах строительства, упорядоченных и эстетизированных, на краю города оставались фрагменты первой Берлинской стены. К тому же Стена ветшала за счёт погодных условий и растительных покровов.

Почему на удалённых отрезках периметра за Стеной не ухаживали?

Ну там её представительный вид нужен не был, да и перебегали её на этих участках очень редко. Кроме того, как следует из документов, у пограничников были трудности придерживаться плана застройки и содержать постройку в надлежащем состоянии. Не хватало специалистов. Имела место текучка офицерского состава. Не хватало средств, поставки с заводов бетонных изделий постоянно задерживались. То есть была и Эстетика ветхости. Признаки дефицитной экономики соцлагеря проявлялись по мере удаления от центра города – на поверхности Берлинской стены.

«Бардак на строительной площадке…

Почему этот аспект до сих пор так мало обсуждался?

Бардак на строительной площадке не сочетался с тогда популярными демонизирующими лозунгами: мощная, ужасная, насилующая Стена. К героической роли на Востоке он тоже не подходил: выдающаяся постройка, коллективный труд, мозолистые руки рабочих! Конечно же в западно-берлинской прессе появлялись фотографии и язвительные заметки о случаях обвала Стены. Но позднее об этих проколах больше никто вспоминать не хотел.

А пограничные войска стояли за Стеной?

Как выясняется, поначалу не стояли. Из документов следует, что в Берлине главами военных ведомств было сделано исключение, пока в 1964 году не поступил приказ, создать высокоэффективную оборонительную конструкцию из бетона. Политически это оговорено не было – военные просто хотели снять с себя ответственность за эту плохо выполненную постройку. Даже несмотря на то, что они изначально были задействованы на возведении Стены. Поэтому поначалу они пытались увиливать. То есть между ведомствами были конфликты интересов, что говорит о том, что внутренние органы ГДР были более разрозненными, чем это принято считать сегодня.

Вы говорите о «безудержном рвении к сносу» после падения Берлинской стены. Как выглядели последние этапы существования Берлинской стены?

Большая часть была скуплена строительными фирмами и переработана: в строительные отходы, в гравий, в песок. После измельчения Стена осела на железнодорожных путях, на парковках и уличных стройках. Умерла она банально и мирно. И что ещё хорошо – кое-где она осталась.

Такое впечатление, что вы по ней скучаете.

Ни в коем случае. Но я не единственный, кто жалеет о том, что полностью не сохранился  хотя бы один участок пограничной полосы. И не зря жертвы берлинской стены дружно выступают за сохранение её останков. С учебно-дидактической точки зрения это была бы отличная модель – будь то монумент, мемориал или монстр.

IMG_0305

Экскурсии по Берлину

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *