Баррикада. Тандем вдвоём. Повесть о Берлине

Alexanderplatz Berlin 1848

Глава 17: Баррикада

Всю повесть можно скачать здесь.

Антон проваливается в прошлое и становится свидетелем событий буржуазной революции в Берлине 18 марта 1848 года.

По дороге домой Антона преследовал запах её волос. Он хорошо знал этот запах, который как-то по родному его успокаивал. Нет, духами от неё не пахло. Это было что-то очень простое и настоящее.

Он шёл по Унтер-ден-Линден в сторону Александерплац и разглядывал становящийся для него знакомым и постепенно понятным город. Среди уже старых знакомых – памятник Фридриху Великому напротив главного корпуса университета имени Гумбольдта. Антон подошёл к нему и посмотрел на короля снизу вверх. Вот так когда-то горожане смотрели на живого Старого Фрица, который возвращался домой с очередной битвы или охоты в свой королевский дворец. Он гарцевал в окружении своих приближённых через дворцовый мост и останавливался у центрального дворцового портала, куда уже заходил стремительной походкой навстречу суетящимся секретарям и слугам.

Дворец был безвозвратно утерян и Антон жалел о том, что не смог своими глазами насладиться его архитектурой. Подойдя к огромному зелёному газону с проложенными вдоль и поперёк деревянными помостами, он остановился. Вокруг сновали туристы, по проезжей части двигались двухэтажные экскурсионные автобусы и велосипедисты. В какой-то момент Антон оказался в центре весёлой компании итальянцев, а когда снова обратил свой взор на газон, то увидел уже нечто совсем другое.

Перед ним стояла огромная трёхэтажная постройка с двумя барочными порталами, колоннами, высокими окнами и покрытыми золотом балконами. Перед ней на площади стояли люди, одетые в одежды середины XIX века: сюртуки, цилиндры, белые сорочки. Тут же была и публика одетая попроще: потрёпанные рабочие штаны, фартуки, рубахи с закатанными по локоть рукавами, засаленные кепки, котелки… Все они будто ожили на одной из самых первых чёрно-белых фотографий. На торжественную церемонию или праздник это всё не походило. Люди смотрели наверх, на один из балконов здания, и словно ожидали появления высокопоставленной персоны, негромко переговариваясь и пожимая плечами. Антона удивило то, что в центре площади находился фонтан Нептуна, скульптурная композиция, которую он уже видел на площади Александрплац. За головами ожидающих, вооружённые тяжёлыми винтовками, на переминающихся фыркающих лошадях высились драгуны. Их чёрные блестящие каски с золотыми пиками и кокардами угрожающе застыли над волнующейся толпой.

– Надо подумать, ему необходимо время, чтобы выйти и сказать пару слов… – недовольное бурчание слева принадлежало с запачканным машинным маслом лицом мужчине с длинными пышными усами. – Хотя мы ждём уже годы – подождём ещё несколько минут…

С другой стороны от Антона стоял молодой человек в потёртом сером сюртуке и картузе. Он был приблизительно одного с Антоном возраста. Словно почувствовав взгляд Антона, он обернулся и радостно улыбнулся:

– Ну что? Вот и дождались… а Вы студент?

Вопрос прозвучал для Антона неожиданно и он растерянно ответил:

– Да, вот приехал на семестр из Москвы. Германист. Учусь в Университете им. Гумбольдта…

– Что-то не припомню я, что бы в Берлине был такой университет. Вы, верно, имеете ввиду Университет Фридриха Вильгельма, основанного братьями Гумбольдт? Я тоже студент – моё имя Левин Вайсс, изучаю философию…

Внезапно над толпой пронеслась волна взволнованного ропота. Послышались недовольные выкрики:

– Вывести войска из города! Король должен доверять своим гражданам! Реформы под прицелом!

Словно в ответ на эти выкрики над площадью грохнули два выстрела. Толпа взревела и началась давка. Люди, наталкиваясь и сшибая друг друга с ног, разбегались в разные стороны. Левин, словно знавший, что в любой момент может начаться паника, схватил Антона за локоть и крикнул:

– Двигаемся за мост, в сторону Александрплац! Там наша баррикада…

Последующие выстрелы и чей-то мучительный, полный боли крик убедили Антона окончательно, что надо бежать. Он стремглав ринулся вслед за Левином, боясь в толпе потерять из виду его серый сюртук. Вокруг мелькали полные ужаса лица, огромные лошади, сапоги со шпорами… Через несколько секунд судорожного бега он увидел огромный вал из телег, прилавков, камней и обломков ещё чего-то деревянного и громоздкого. Всё это сооружение находилось сразу за мостом, через который Антон нёсся в поисках укрытия. Пробегая через мост, он краем глаза заметил памятник гордо гарцующему на своём коне мужчине, по видимому известному прусскому полководцу. Тот выкатил свои бронзовые очи на происходящее на площади безумство и безмолвно молчал. Добежав до баррикады Антон, цепляясь за всевозможные выступы, начал карабкаться на верх. На самом верху баррикады стояли люди с ружьями и время от времени постреливали в сторону дворцовой площади. В какой-то момент чьи-то грубые сухие ручищи схватили Антона за воротник и рванули его по другую сторону баррикады. В следующий момент он уже сидел на булыжниках мокрой мостовой и пытался взять под контроль свои мысли и сердцебиение. Откуда-то сверху долетали громкие фразы:

– Важно продержаться хотя бы до утра, за нами Александерплац… если прорвутся туда, то начнётся кровавая бойня…

Неподалёку сидел мальчик лет семи-восьми и сосредоточенно держал над костром гипсовую форму для плавки олова. Рядом валялись игрушечные металлические солдатики и разноцветные стеклянные шарики. Лицо мальчика было взрослым и усталым. К нему подбежал ещё один мальчуган и начал лихорадочно запихивать шарики в женский чулок. Набив чулок до отказа, он боязливо, втягивая голову в плечи, забрался вверх на баррикаду. Там он передал чулок с шариками человеку в чёрном фраке и цилиндре, который запихнул их в короткий ствол небольшой толстой пушки. Вслед за этим раздался оглушительный выстрел.

Антон, словно пытаясь выбраться из ночного кошмара, встал и начал карабкаться на баррикаду, туда, где раздавались выстрелы. Забравшись на самый верх, он снова увидел дворец и опустевшую перед ним площадь. Перед мостом находилось несколько всадников, которые постоянно двигались с места на место, как бы готовясь к какому-то наступательному маневру. Антон сообразил, что баррикада, наваленная сразу перед мостом, не давала коннице зайти с флангов. Внезапно справа его окрикнул Левин, расположившийся с винтовкой в руках между другими повстанцами:

– Нам нужен свинец, принеси нам ещё свинца!

Антон снова сполз к мальчугану у костра. Тот, словно зная, что ему нужно, поднял с земли гипсовую колодку, расщепил её надвое и высыпал на мостовую с дюжину свинцовых шариков. Антон сгрёб горячий свинец и снова начал карабкаться к Левину.

– Тебе нужно двигаться к Александрплац! – Левин забрал у него пули. – Беги к баррикаде на Александрплац и найди человека по имени Людвиг Урбан. Скажи ему, что мы долго не продержимся. Он должен укрепить направление дворца. Среди драгунов мелькнуло лицо Мёллендорфа! Это плохой знак. Они готовят масштабную операцию. Беги и скажи это всё Урбану!

Антон как во сне в два огромных прыжка спрыгнул с баррикады и помчался по улице. Вокруг в панике сновали горожане и он нечаянно налетел на группу неизвестно откуда взявшихся панков. Те в свою очередь приветливо и добродушно поддержали его под руки и наперебой заверещали:

– Vorsicht! Vorsicht! Pass auf, Mann! (Осторожно! Осторожно! Аккуратней, чувак!)

Телебашня снова вернула его к реальности и он, уже в который раз, подумал о злополучном купе в поезде Москва- Рига.

Вернувшись домой, он открыл ноутбук и забил в поисковик имена Левин Вайсс и Людвиг Урбан. Проведя около трёх часов в интернете, он выяснил, что был свидетелем мартовской революции 1848 года в Берлине. Тогда сформировавшийся в Пруссии средний класс требовал от короля созыва национальной ассамблеи и принятия конституции. За два дня, с 18 на 19 марта погибло около 250 горожан. 22 марта городской магистрат Берлина на деньги из городского бюджета устроил торжественное прощание с погибшими у Немецкого Собора на площади Жандармский рынок. Они были погребены за городом в специально расчищенном для этого месте – сегодня в народном парке Фридрихсхайн. Среди погибших был студент Левин Вайсс.

© Андрей Седов

Adolf Friedrich Erdmann von Menzel 005Адольф Менцель, Похороны жертв мартовской революции, 1848

Экскурсии по Берлину от Андрея Седова

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *